© 2015-2019 Центр детекции лжи Secretof.NET

Александр Лукин, Россия, Ярославская область,

г. Ярославль, pgsecret@mail.ru 

тел.:+7 (965) 725-55-59

Наши партнеры

  • Vkontakte
  • Facebook
  • Instagram Social Иконка

Эксперт полиграфолог

Великолепная работа журналиста, пресс-секретаря Международной Академии исследования лжи Натальи Мигненко. Эта статья погружает меня в прошлое наполняет грустными и радостными эмоциями, воспоминаниями. Наташ – большое СПАСИБО!!!

Александр Лукин

 

Лукин никогда не лукавит, но спровоцировать может

 

Раньше ведущий эксперт «Международной Академии исследования лжи» Александр Лукин работал в «Убойном отделе», том самом, о котором режиссёры снимают «Улицы разбитых фонарей», а народ  уважает и восхищается.  Его каждодневной работой было раскрытие  особо тяжких  преступлений  против личности. Пожалуй, самое отличительное качество этого человека –  самоотверженность. Таким он был во время службы в МВД, таким остался. Сегодня,  уйдя из  органов  по выслуге лет,  он борется  за справедливость на другом фронте, но делает это также как и раньше: с холодным умом и горячим сердцем.

 

Отец-профайлер,  Гостья из будущего и Шерлок Холмс

 

С человековедением наш герой столкнулся еще в 12 лет,  и первый урок преподал ему отец. «Однажды,  –  вспоминает Саша, у моего младшего брата украли велосипед.  Мы с отцом отправились на помощь. Увидев группу пацанов, отец «вычислил», что ребята что-то знают. Он подозвал их и по очереди «протестировал»: он прижимал  каждого ребенка к своей груди и наблюдал за его пульсом.  Вегетатика, конечно, выдала того, кто владел секретной информацией и был очевидцем кражи: на четвертом «испытуемом» папа остановился и спросил мальчишку: «Где велик? Куда они пошли?»

 

На самом деле эта стезя влекла парня  с детства: его восхищал Ливанов в роли Шерлока Холмса, с его ироничностью,  особым тембром голоса и манерами,   и невероятной наблюдательностью. А посмотрев фильм про Алису Селезневу, гостью из будущего он серьезно задумался: а что будет,  если прибор «Миелофон», будет изобретен и попадет в руки нечистоплотному человеку. «И сегодня этот моральный аспект для меня важен, - признается полиграфолог, – поэтому я и отношусь к своему делу очень серьезно».

 

Продолжая дело Учителя

 

Поворот в профессиональной деятельности произошел в 2007 году, когда руководитель подразделения полиграфологов, заметив тягу к анализу, науке, технике и психологии разоблачения, предложил Александру освоить полиграф. Своего первого учителя,  Андрея Юрьевича Молчанова, эксперт считает  настоящим профессионалом в этой области, увлеченным исследователем, двигателем науки.  Теорию Молчанова о «направленной актуализации динамических личностных смыслов сознания» Саша постоянно проверяет на практике. Сам он тоже нарабатывает статистику, собирает уникальные рабочие  истории.  Потому что работа просто ради работы  – это не интересно. Важно познание, поиск истины. Своим опытом  с ним и другими  служителями закона делились и такие «зубры» инструментальной детекции лжи как Валерий Владимирович Коровин, Валерий Алексеевич Варламов, Виктор Николаевич Федоренко, Татьяна Петровна  Бывальцева,  многие из которых  стояли у истоков  этого направления.

«Сегодня в области инструментальной детекции лжи есть две школы, – рассказывает Лукин, – Московская и  Краснодарская. Метод, который мы реализуем – един, а вот  технологии, реализация конкретных тестов  – разные. Не совпадающие  точки зрения, оценочные взгляды   позволяют нам  разными путями прийти к одному и тому же. И это хорошо, с точки зрения методологии».

 

Детектор лжи для убийц-сатанистов

 

Один из самых запоминающихся эпизодов в практике Лукина стало расследование группового убийства.  Тогда он еще  работал полиграфологом в полиции. Эта история случилась в  несколько лет назад в Ярославле. Пропали четверо подростков, уехали на рок-концерт и не вернулись. Изучение круга друзей, увлечений и образа жизни исчезнувших юношей и девушек натолкнуло оперов на страшные  мысли. Догадки,  к сожалению, подтвердились: действовали сатанисты.

Сотрудники УГРО  уже  знали,  что парня и девушек нет в живых, как и то, что подозреваемые причастны к убийству.  Но они никак не могли найти тела. «Мы  видим,  что они знают,  но не говорят. Они  скрывают информацию, а мы не можем  повлиять. В голове был один вопрос: что же делать, как спровоцировать?», – рассказывает  полиграфолог. И тогда он  вспомнил, что американские коллеги, допрашивая вьетнамцев на предмет нахождения их воинских баз, применяли  одну необычную технику, подробностей которой он не знал, но это не помешало ему провести параллели и  перенести зарубежную историю на наши российские реалии,  адаптировать ее  под свою историю. (Кстати, этим опытом наш коллега позже делился на конференции полиграфологов в городе Сочи.) Он разделил  территорию города на сектора,  причем не по  муниципальным названиям,  а просто на квадраты. Ведь подросток мог и не знать,  к какому району относится тот или иной двор и пруд: к Дзержинскому и или Кировскому. Центр, где априори, не могло произойти такое страшное действие, он обозначил за «ноль». Полицейский  искал  ориентиры, составлял  пазл под названием «Картинка местности»,  как в детской игре, с каждым вопросом сужая круг поиска.  Он показывал карту-схему и спрашивал: «Где ты живешь,  в каком секторе?».  Убийство произошло в секторе номер 2? Номер 3? и т.д. На что получал положительную или отрицательную реакцию. Когда сектор был найден, оперативники отправили туда машину, что еще более стало нервировать преступника. Своим поведением парень выдал, что  сыщик  на верном пути.  А тестирование продолжалось:  «Где находятся пропавшие? Что находится рядом? Лес? Озеро? Кладбище?  Болото? Гаражи? Дома?».

Через три часа задача была выполнена.  Чтобы «схлопнуть» теорию  с практикой Александр выехал  на место. Одно дело ориентиры, другое – живое подтверждение, что именно твоя полиграфная проверка помогла раскрыть преступление. Именно  это дает ощущение победы,  даже феерию победы, когда видишь плоды труда.

Да. Это было ритуальное убийство. Адептами секты, которыми управлял «сумасшедший», были страдающие от унижений сверстников юноши.   В лице взрослого человека они искали защиты, а «темные силы» давали им физическую и духовную поддержку.  Их объединила  мистика, обещающая власть над людьми. Все свои неудачи они сваливали на отвернувшегося от них Бога. Единожды обратившись к другому кумиру, они почувствовали себя успешными:  один нашел работу,  второй  – познакомился с девушкой и т.п. В качестве «платы»   – приносили на алтарь Царя Тьмы кошек. «Для подкрепления вашей  веры и «благодарности» дьяволу, нужна  более серьезная жертва, – призывал их старший товарищ.  Сначала они  приняли все за шутку и с интересом раскладывали огненные пентаграммы на заброшенном кладбище на окраине города.  Но неадекватный лидер смог убедить их, что все всерьез.  Подчиняясь приказам Сатаны юные сектанты, будучи под кайфом, убили, расчленили своих одногодок, и выпили их кровь. Некоторые даже пошли на канибализм. 

В рассказе  о прежней « боевой работе», у Александра промелькнули нотки  ностальгии, в нашей беседе он не раз вспоминал бывших коллег, искренне восхищаясь оперативниками, которые продолжают сражаться с преступностью врукопашную. Впрочем, жизнь и сегодня сталкивает его с друзьями в погонах: ведь серьезные расследования, которые проводит МАИЛ, часто перекликаются  с деятельностью полиции. Так что совместные мероприятия со следствием  и сегодня для Лукина  не редкость. 

 

Секреты профессии: мнение практика

 

«Что может мешать полиграфологу?  – делится опытом Лукин. – Страх и эмпатия. Ошибки сужает область внимания, а эмоции  не дают трезво оценить ситуацию, в то время как  нам нужен беспристрастный анализ.  Помню свою первую проверку: «Не волнуйтесь-не волнуйтесь», успокаивала меня испытуемая, в то время как я ронял датчики и заметно нервничал. Слава богу,  мне удалось взять себя в руки и успешно справиться с работой. Уверенность и профессионализм рождается в процессе опыта. А еще помогает искренний интерес к своему делу.  Я вообще считаю, что, если нет исследовательского азарта, если ты искренне не заинтересован, если тебе не интересен человек с точки зрения «психолога-ученого», если нет азарта,   то ты не увидишь нюансы. Я испытываю настоящий драйв, когда докапываюсь до истины.

 

Самая большая сложность в работе полиграфолога? Пожалуй,  в том, что все скрывают по-разному. И чем больше в твоей голове вариантов, тем больше шансов, что ты увидишь это. Конечно, можно изучать это по книгам, но я за нарабатывание собственного  опыта!  Именно поэтому я нередко выхожу «в поля», это делает меня сильнее.  Тестировать людей в некабинетных условиях достаточно сложно: шум, полевые условия, отсутствие полного комплекта датчиков, сокращенное время, выдуманные «стрессовые ситуации». Для чего тебе нужны эти игры? Тяжело в учении, легко в бою. Умение работать в стрессе всегда пригодится. Чтобы испытывать человека на стресс надо самому уметь работать в стрессе, тренироваться, удерживать состояние, работать в любых условиях.  Ведь от нас, экспертов, нередко зависит судьба опрашиваемого. Но даже на «лайтовых» проверках, выставках, промо-акциях, на телесъёмках, я никогда не использую нечестные методы типа крапленых карт, потому что на  кону стоит самое дорогое,  что у меня есть – это репутация.

Кстати, о телевидении. Помню, мне приходилось проводить показательное тестирование для журналистки Life News. Мы  с коллегой Сабиной Пантус уже более получаса мучили девушку, но результат были какие-то смазанные, нечеткие. В конце концов, мы все-таки успешно завершили «эксперимент», а журналистка призналась, что она на транквилизаторах. Так нам в копилку опыта был еще один «образец» реактограммы: как ведет себя человек в изменённом состоянии сознания.  Другой раз, на выставке, парень позволил  мне увидеть,  как проявляется испытуемый в момент «двойной лжи» (вместо ответа «Нет» на все вопросы, как положено по инструкции, он один раз ответил «Да»), а еще один – пытался создать у себя в голове «другую реальность».

«А знаете ли вы, что робот не сможет расшифровать  полиграмму, только человек, – замечает наш собеседник, –  это не так просто как кажется: нажал кнопки, лампочка загорелась.  Идеального алгоритма  или волшебной формулы обсчета графиков пока не существует. Американцы давно  ищут «золотой тест», который сам будет  определять преступников. Но такого пока нет. Все-таки при всем моем уважении  к робототехнике, человек – умнее и тоньше машин! Только человеческий мозг может через годы узнать лицо человека, которого видел много лет назад, машина на такое не способна, он вообще не может 100% идентифицировать совпадение. Тоже самое, и в работе с графиками Детектора лжи. Полиграф, по своей сути,  – это просто инструмент, гораздо важнее  умения человека применять эту технологию.  Она показывает «диссонанс», это да, но только эксперт, по определенным  информативным признакам видит,  как выглядит стресс, а как сокрытие информации. И это две разные вещи. И это мега-важно! Поэтому полиграфологу, чтобы отслеживать все эти параметры, так  важны внимание,  память, аналитические способности  и концентрация, а также четкое знание теоретических основ».

 

 

 А Медведева я и не приметил

 

«Ложь бывает разная, – размышляет Александр. –  Все зависит от контекста. В любом случае, для меня она вполне осязаема, я чувствую ее как некую аморфную субстанцию. Но в одном случае она белая и пушистая, вся такая красивая и гладкая. Именно о ней говорит статистика, заявляя, что за первые 10 минут знакомства человек лукавит три раза. Ее причины – желание быть более симпатичным в глазах общества, желание социализации. Бывает и другой вид лжи: зеленая, гадкая и противная. Это когда мы врем, принося вред другим.  Главное – не путать и различать  эти два вида обмана. А еще важно понимать, что ложь была, есть и будет. Она – наш способ адаптации к миру, интеллектуальный способ победить врага. А для человека, работающего с Детектором лжи, она, нередко, и способ поиска истины». Наверное, поэтому успешный полиграфолог, настоящий профессионал своего дела, Александр, в чьем послужном списке сотни проверок, раскрытых преступлений, выведенных на «чистую воду» лжецов   и оправданных невинных, так неотразим   в роли Трикстера.

Коллеги-психодиагносты считают Лукина, очень гармоничной  личностью, но допускают, что паранояльность и эмотивность  в нем все-таки превалируют. Эти личностные особенности очень помогают ему в работе, позволяют с уверенностью утверждать: он на своем месте! Есть у него еще одна удивительная черта: еще он по-настоящему влюблен в свое дело. Однажды, работая на выставке, Александр так погрузился в процесс, что не заметил премьер-министра,  гуляющего неподалеку от его стенда.

На вопрос: почему ему нравится его работа, гость редакции Лукин не лукавит, он предельно честен и откровенен:  ему интересно познание себя и других, важна попытка заглянуть в мозг, понять,  как  мы мыслим,  как скрываем информацию. И есть в его словах небольшой налет романтики. Впрочем,  что греха таить, с Александром согласится любой профайлер, верификатор и полиграфолог. Наши профессии,  и правда,  овеяны неким ореолом таинственности!

 

Записала Наталья Мигненко

 

Please reload

Please reload

Поиск по ключевым словам